Business Consulting Group
Принимайте
правильные решения
Бизнес - это шахматы
Звоните
(495) 501-00-45
info@buscongroup.ru
Главная - Статьи

К чему приведет принудительное лицензирование лекарств?

Федеральная антимонопольная служба подготовила поправки в закон, согласно которым зарубежные фармацевтические компании могут лишиться права на эксклюзивную продажу лекарств. ФАС намеревается добиться принудительного лицензирования лекарств, т.е. таким образом разрешить местным производителям выпуск патентованных лекарств без согласия правообладателя и выплаты “роялти”.

Как правило, такие меры правительство использует в исключительных случаях - когда производитель эффективного лекарства не продает его на территории РФ, или, по мнению правительства, цена жизненно важного препарата слишком завышена. Глава Московского городского центра профилактики и борьбы со СПИДом Алексей Мазус объяснил, необходимы ли такие поправки: “Для компании, которая не выводит на рынок свой продукт, такая процедура должна быть сделана. Это вообще благо для жителей нашей страны. Сегодня мы видим чрезвычайно острую и неприличную ситуацию с лечением гепатита С. Препарата на рынке нет. В Грузии и на Украине есть по минимальной цене, а россияне не имеют возможности вылечить гепатит С, потому что компания просто не выходит на рынок”.

Неподдерживающие данной инициативы ФАС принудительное лицензирование называют государственным рейдерством. Глава представительства компании Celgene в России Виктор Феркович отметил, что баланс между жизнью человека и миллиардными инвестициями в разработку новых лекарств весьма хрупкий. Если фармакологическая компания не сможет отбить вложенные деньги в разработку лекарства, она попросту разорится. А если человек не получит этого лекарства, он умрет. Существует возможность получить от государства деньги на лекарство, но это это дорого. Проще всего проигнорировать интересы производителя лекарств, но впоследствии производитель этот покинет рынок РФ. Он отметил: “Можно понять и тех, кто продвигает этот закон, поскольку если стать на позицию больного, которому нужно лекарство здесь и сейчас, конечно же, это может быть позитивно. С другой стороны, непонятно воплощение: как будет производиться этот препарат в соответствии с решением о принудительном лицензировании, какого он будет качества? Другой момент — если это будет применяться широко, тогда аппетита у международной фармы не прибавится для инвестиции в Россию, что в долгосрочной перспективе может сказаться отрицательно на здоровье российских пациентов”.

Основатель “Фармсинтеза” Викрам Пуния на встрече с президентом настаивал на принудительном лицензировании препаратов против ВИЧ. Однако позже вице-премьер Аркадий Дворкович заявил, что кабинет министров против этой меры. Но теперь ФАС разработал поправки в гражданский кодекс, а представители Думы согласились с принятием этих поправок. Депутат Госдумы, член комитета по охране здоровья Александр Петров прокомментировал: “Почему вообще этот вопрос возник? Потому что у нас был случай, когда одна зарубежная компания, имеющая российскую производственную площадку, сказала: а нам не выгодно по этим ценам поставлять в Россию лекарства. У нас вообще на список жизненно важных препаратов зарегистрирована цена производителя. Говорят, что поменялся курс доллара, но у вас сегодня цены на многие зарубежные лекарства для России продаются по очень высокой цене. Для многих других стран эти цены намного ниже”.

В разное время в разных странах уже поднимался подобный вопрос о введении принудительного лицензирования. Бразилия потеряла в деньгах, хотя при этом сохранила и в то же время наладила выпуск лекарств. Многие аналитики склоняются к выводу, что выгоды в такое мере нет никакой. Дело в том, что выпуск современных лекарств - процесс очень сложный. Производители не делятся своими секретами и не прописывают детально всего процесса и нюансов. Поэтому “Дженерик” никогда не сможет на 100% повторить прототип, эффективность от него не будет такой же, при этом побочных эффектов может быть гораздо больше. 
Назад в раздел "Статьи"